Если остановились часы

magic
Время, в которое остановились стрелки часов, указывает на события, которые вск...
Дальше магия...

загрузка...

Приворот любимой девушки

заговоры на любовь - приворот

Привороты, приведенные ниже, старинные и использовались во все времена для привлечения желанных женщин. Читать можно все сразу или выбрать понравившиеся. Читают каждый день (если не сказано, что надо читать в определенный день) 3 или 9 раз в здравом уме и трезвой памяти (т.е., если выпили пива – ничего не читайте). Если есть фотография – читайте, держа фотографию в руках и мысленно посылая все сказанной ей. В заговорах (во всех) называются имена, которыми людей крестили.

«Выйду, я раб Божий (имя), на улицу, погляжу на Божий свет, на чисто поле. В чистом поле семьдесят семь печей свет­лых каленых, на тех печах светлых каленых по семьдесят семь яги-баб. У тех семидесяти семи яги-баб по семьдесят семь доче­рей, а у тех дочерей по семьдесят семь клюк да по семьдесят семь метел.

Помолюсь и покорюсь я, раб Божий (имя), яги-бабовым до­черям, так скажу:

— Ой вы, бабовы-ягины дочери, прилучите, присушите рабу Божию (имя) рабу Божьему (имя). Клюками след заключите, метлами след заметите, запашите. Вы, бабовы-ягины дочери, убивайте печи медные светлые каленые. Убивайте дуб кряжи­стый. Убивайте становую жилу. Убивайте подколенную жилу. Убивайте подпятную жилу. Убивайте подсердечную жилу.

Как жарко да пылко горят печи медные светлые каленые, так бы раба Божия (имя) калилась и пеклась во всяк час: утром рано, в обед жарко, вечером до полуночи и в темную полночь. И не могла бы раба Нож и я (имя) без раба Божьего (имя) ни есть, ни пить, ни толки судить, ни спать, ни калач есть. Чтобы на перекрестном месяце не засыпала, раба Божьего (имя) вспо­минала. Казался бы я, раб Божий (имя), рабе Божьей (имя) светлее красного солнца, дороже отца-матушки, роднее мира крещеного.

Ветры ветреные, ветры буйные! Дам вам свои слова. Возьми­те, где найдете, на моей стороне, на чужой стороне, на широкой улице, в хоромах бревенчатых, в дверях, в воротах да в подво­ротни».

 

«Как Матушка Богородица любит своего сына Иисуса Хрис­та, думает о нем с нежной душой, с ласковым сердцем, с улыб­кой на устах, так бы раба (имя) меня любила, думала обо мне, мечтала, с улыбкой ласковой меня встречала. Смотрела и не налюбовалась на меня ни вдень, ни в ночь, а по всей моей жиз­ни. Аминь».

 

«Господи Боже, Господи, благослови. Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Язык — проветчик, зубы — межа, глаза — вода, лоб — бор, веди меня, сударушка, на двор, бери клюкву, мели муку, пеки хлеб, корми меня, будь отныне и до веку моя. Спущу я, раб Божий, на бабную Божью девицу (имя) три тоски тоскущие, три сухоты сухотущие, три жалбы жалбущие — в сердце рети­вое, в легкое, печень и в кровь горячую, в глаза и суставы, и в мозга. И казался бы раб Божий (имя) рабице-девице (имя) милее хлеба-соли, милее милости Божьей, роду-племени, отца-матери, красного солнца, светлого месяца. Мало-молодо (3 ра­за). Замок в море, ключ во рте. Как замка из моря не вынимали, ключа изо рту не доставати ( 3раза). Кои слова в забытьи, слу­жите навеки впереди. Будь, моя молитва, крепка и липка, луч­ше и зубастее зуба щучева».

 

Наговаривается на конфеты семь раз:

«Как голубка не живет без голубка, скворчиха без скворца, а мать без дитя, так и ты, раба Божья (имя объекта), не могла бы жить без меня. Утром металась, вечером страдала, ночью не спала, все бы меня на уме держала. Был бы я милей подруг, любимей матушки, ближе сестры и брата. Аминь! Аминь! Аминь!»

 

Читают на закатное солнышко по пятницам: «По пустынному долу, по пескам сыпучим ползла змея с три­дцатью пятнами, с тридцатью тремя полосами, с огненным жа­лом. Пойди, змея скоропея, до рабы Божьей (имя), ужаль ее в ретиво сердце огненным жалом. Чтобы сердце ее заболело, ог­нем загорело, сушило ее и крушило, и сохла бы она день ото дня, час от часу по мне. Божьему рабу (имя ). Аминь».

 

Если девица не хочет ни в какую выйти за вас замуж, а вы уже потеряли терпение и извелись вконец, то прибегните к это­му заговору, совратив ее сердце на любовь, получите ее в жены.

«Тын деревянный, кубок оловянный, дым кудрявый, а я буду правый! Полюби меня, раба Божья (имя), очи мои, руки мои, кудри мои, поступь борзую, лицо белое, сердце смелое. Не про­тивься мне и своей судьбе, стоять тебе передо мной и быть моей женой. Дым, кружись, вертись, раба Божья (имя), по мне из­водись и без меня насмерть заревись. Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь».

Это делается на дым в любую пятницу, кроме святой. Возьми­те 12 лучинок (спичек), подожгите, проговорите в открытую дверцу и закройте (это, когда печи были, сейчас читается просто на дым).

Чтобы вам женщина не отказала, для этого нужно угостить ее тремя наговорными яблоками. Наговаривается на каждое трижды:

«На сей раз не Ева, а Адам! Да будет так! »

 

 «Лягу я, раб Божий (имя), помолюсь, и встану, перекрес­тясь, и пойду я из дверей в двери, из ворот в ворота, в чистое поле, под чистые звезды, под лунь Господень. И лежат три доро­ги, и не пойду ни направо, ни налево; пойду по средней дороге. И та дорога лежит через темный лес. В темном лесу стоит дерево тоски; тоскует и горюет тоска, печалится, и поселяю я ту тоску в рабу Божию ( имя )\ взойди вея белое тело и в ретивое сердце, и в русые косы, в кровь горячую, в руду кипучую, чтобы она по рабе Божием (имя) тосковала, и все бы она обо мне думала; в питье бы она не запивала, в ястве бы она не заедала, во сне бы она не засыпала, и завсегда бы она меня, раба Божия (имя) на уме держала. Как солнцу и месяцу помехи нет, так бы и моему заговору помехи не было. Аминь! Аминь! Аминь!»

 

Говорят на три зари: утреннюю, вечернюю и утреннюю.

«Благослови раба Божия (имя). Благословлясь, лягу я, раб Божий (имя), помолясь встану, перекрестясь умоюсь водою, росою, утруся платком тканым; пойду аз, раб Божий (имя), из дверей в двери, из ворот в ворота, в чистое поле, на путь, на дорогу; навстречу мне, рабу Божию, три брата: Усыня, Бородыня да Никита Маментий. «Гой еси, три брата, да вы куда идете, вы куда бредете?» — «Идем на леса темные, на болота зыбучие, на реки текучие леса зажигати, болота высушати, реки затво­ряти» — «Гой вы еси, три брата, не ходите на леса темные, на болота зыбучие, на реки текучие, подите вы, сходите, послужи­те мне, куда я вас пошлю, раб Божий (имя); зажгите вы рети­вое сердце рабы Божией (имя), чтобы горело по рабу Божию (имя); как огонь горит в печи жарко-нежарко, не потухает, так бы ее сердце горело по рабе Божием (имя); как мил весь белый свет, так бы я казался ей, рабе Божен (имя), краснее красного солнышка, светлее светлого месяца; как тоскует мать по дитяти, так бы раба Божия (имя) тосковала и горевала по рабу Божию (имя), тосковало и горевало ее сердце; как тоскует младенец по титьке, так бы и она тосковала и горевало сердце у рабы Божией (имя) по рабу Божию (имя); как тоскует кобыла по жеребенку, корова — по теленку, так бы раба Божия (имя ) тосковала и горевало ее сердце по рабу Божию ( имя); как тос­кует сука по щенятам, кошка — по котятам, так бы и она, раба Божия (имя) тосковала и горевало ее сердце по рабу Божию (имя); как тоскует утка по утятам, клуша — по клушатам, так бы и она, раба Божия (имя), тосковала и горевало ее сердце по рабу Божию ( имя ); в еде бы не заедала, в питье бы не запивала, в гульбе бы не загуливала, во сне бы не засыпала, ни в году, ни в полугоду, ни во дни, ни в ночи, ни в часу, ни в получасу, ни в минуту, ни в полуминуту». Говорю аз, раб Божий (имя), триде­сять слов, тридесять стихов и тридесять молитв; как на земле бел горюч камень, так бы мои слова и наговоры сквозь семиде­сяти костей, сквозь осьми десяти суставов, сквозь ясных очей, сквозь ручных жил, сердечных, сквозь пятных и подколеночных. Говорю аз, раб Божий (имя), тридесять слов и тридесять стихов, тридесять молитв; запираю аз, раб Божий (имя), три­десятыми запорами и тридесятью ключами, и те ключи к себе беру. Пойду аз, раб Божий, из океана в океан-море; брошу яте зо лоты ключи в океан-море, под тот бел горюч камень; на том океане-море никому не бывать и воды не пивать, песку не зобать и тех золотых ключей никому не вынимать, по мой век, по мою смерть».

 

«Четыре зарницы, четыре сестрицы: первая Марья, вторая Марфа, третья Марина, четвертая Макрида; подите вы снимите тоску и великую печаль с гостей, с властей, со кручинных, со тюремных людей, солдат-новобранцев и с малых младенцев, которые титьку сосали и от матерей осталися: наложите ту тос­ку и телесную сухоту, великую печаль на рабу Божью (имя), без меня, раба Божьего (имя), не могла бы она ни жить, ни ходить, ни лежать, ни спать, все по мне, рабе Божьем (имя), тосковала. Тем словам и речам ключевые слова — аминь, аминь, аминь».

 

«Как раб Божий (имя) любит рабу Божью (имя), так чтобы раба Божья (имя) не могла без него ни жить, ни пить, ни есть, а любила и почитала его лучше отца и матери, ясного месяца и красного ясна солнышка. Отныне и довеку. Аминь!»

Взять две стеариновые свечи, выкрасить их чернилами или сажей. На каждой из них написать у самого верха первые буквы имени и отчества лица, на которое делают приворот. Затем в очертания букв воткнуть иголки, зажечь свечи, и, когда они будут гореть, а иголки падать, то при каждом падении дуть в ту сторону, где предполагается место жительства лица, мысленно посылая ему это дуновение и читать наговор:

 

«На море, на окияне, на острове на Буяне стоит бел-горяч камень, на том камне лежат три камня, на тех камнях стоят три гроба, в тех гробах три доски, на каждой доске три тоски: первая тоска убивалася, с телом расставалася; вторая тоска убивалася, с телом сопрягалася; третья тоска убивалася, в сер­дце вошла. К тем гробам девица (имя) приходила, от тех трех досок три тоски износила; от тех гробов ветер подувает, тоску рабе (имя) напевает, за упокой ее поминает; я был бы ей удал, добрый молодец, краше красного солнца; по мне бы всегда тосковалася, сердцем со мной сопрягалася, сохла бы да не умира­ла, в еде бы тоски не заедала, в питье бы не запивала, от первой тоски не положила бы руки, а век бы меня поминала, сохла бы да тосковала».

 

«Лягу я, раб Божий, помолясь, встану я, благословясь; умо­юсь я росою, утрусь престольною пеленою, пойду я из дверей в двери, из ворот в ворота, выйду в чистое поле, во зеленое помо­рье. Стану я на сырую землю, погляжу я на восточную сторонушку, как красное солнышко воссияло, припекает мхи-болоты, черные грязи. Так бы припекала, присыхала раба Божья (имя) обо мне, рабе Божьем (имя), — очи в очи, сердце в серд­це, мысли в мысли; спать бы она не заспала, гулять бы она не загуляла. Аминь тому слову».

 

« Упокой, Господи, душу в теле живущую рабы Твоея ( имя ). Боли ее сердце, три ее совесть, терпи ее ярая кровь, ярая плоть, легкое, печень, мозги. Мозжитесь ее кости; томитесь ее мысли и день, и ночь, и в глухую полночь, и в ясный полдень, и в каждый час. и в каждую ми нуту обо мне, рабе Божьем ( имя). Вложи ей. Господи, огенную искру в сердце, в легкие, в печень, в пот и кровь, в кости, в жилы, в мозг, в мысли, вслух, в зрение, в обоняние и в осязание, в волосы, в руки, в ноги — тоску, сухоту и муку, жа­лость, печаль и заботу, и попечение обо мне, рабе (имя)».

Затем сделать земной поклон.

«Жалела бы раба Божья (имя) о рабе (имя), как сама о себе (поклон). Тосковала бы раба (имя) день и ночь, в глухую пол­ночь и в ясные полдни, и каждый час, и каждую минуту о рабе (имя ) (поклон ). Напусти, Господи, на рабу (имя) злую тоску, невидимо пусть сохнет ее тело, руки, ноги, мозги, кости. Пле­нитесь, ее мысли, день и ночь, и в глухую полночь, и в каждый час, и минуту обо мне вечно.

Спать бы ей — не заспать бы ей меня; пить бы ей — не запить бы ей меня; ходить бы ей — не заходить бы меня; творить бы ей — не затворить бы меня. И казался бы я ей, рабе (имя), милее отца и матери, милее всего рода-племени, милее красного солнца и милее всех красных звезд, милее травы, милее воды, милее соли, милее детей, милее всех земных вещей, милее брать­ев и сестер, милее милых товарищей, милее милых подруг, ми­лее всего света вольного».

Нужно прочитать три раза, а после, в разное время, еще сем­надцать раз с поклонами. Когда увидят, что заговор подейство­вал, молятся Богородице:

« Утоли, Владычице, тоску, печаль в рабе (имя) по рабе Божь­ей (имя)».

 

«Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, аминь! В печи огонь горит, палит и пышет, и тлит дрова; так бы тлело, млело сердце у рабы Божьей (имя) по рабе Божьем (имя) во весь день, по всяк час, всегда, ныне и присно, и вовеки веков, аминь».

 

« Встану я, раб Божий (имя), благословясь, пойду, перекре­стясь, из избы дверями, из двора воротами в чистое поле, погля­жу я, посмотрю под восточную сторону. Под восточной сторо­ной стоят есть 3 печи: печка медная, печка железная, печка кирпичная. Как они разожглись, распалились от неба до зем­ли, так бы разжигало у рабы Божией (имя) к рабу Божьему (имя ), легкое, печень и кровь горячу; не можно бы ей ни жить, ни быть, ни есть, ни пить, ни стать, ни лежать — все на уме меня держать. Недоговорено-переговорено, прострелите мои слова пуще острого ножа и рысьего когтя ».


загрузка...

 

Добавить отзыв

Приметы сегодня

Магия +. Все права защищены. (с) 2009        При копировании материалов обязательна активная ссылка на сайт.

magplus.ru